Среди путей усиления действенности таможенного валютного контроля за экспортно-импортными и бартерными операциями важное место занимает законодательное повышение статуса Федеральной таможенной службы России.

С принятием нового Федерального закона РФ от 10.12.2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», а также с вступлением в силу нового Таможенного кодекса РФ с 1 января 2004 года таможенные органы при преобразовании ГТК России в Федеральную таможенную службу России были лишены полномочий органа и агентов валютного контроля. В результате этого до июля 2004 года, т.е. до принятия Федерального закона РФ от 29.06.2004 г. № 58-Ф3, была приостановлена работа по проведению таможенными органами проверок соблюдения участниками ВЭД валютного законодательства. Сегодня можно констатировать, что устоявшуюся систему таможенно-банковского валютного контроля удалось разрушить практически за один день. С вступлением в силу Федерального закона № 173-Ф3 с 18 июня 2004 года действовавшая ранее, на протяжении десятилетия, система прекратила свое существование.

Таможенные органы стали выполнять функции агентов валютного контроля лишь после принятия Федерального закона от 29.06.2004 г. № 58-ФЗ, закрепившим законодательно данные функции. В соответствии с требованиями этого закона в постановлении Правительства РФ от 21.08.2004 г. № 429 «О Федеральной таможенной службе» было записано, что ФТС России наделена статусом только агента валютного контроля. Внесенные к настоящему времени поправки в Федеральный закон № 173-Ф3 о придании ФТС России статуса агента валютного контроля не исправили полностью ситуацию. В новом постановлении Правительства РФ от 26.07.2006 г. № 459 «О Федеральной таможенной службе» за ФТС России также закреплены функции только агента валютного контроля.

Автор считает, что произошедшее в 2004 году законодательное потрясение статуса таможенных органов в сфере валютного контроля с уровня органа валютного контроля до агента валютного контроля не способствует повышению качества и результативности его проведения по ряду позиций.

Во-первых, Федеральная таможенная служба России является правопреемником ГТК России. Сохранение за ФТС России статуса органа валютного контроля давало бы ей право издавать акты валютного контроля, отнесенные к её компетенции, в том числе и совместные с другими органами валютного контроля. Например, как ранее издавались совместные Инструкции ЦБ России и ГТК России № 86-И, № 91-И по контролю за экспортно-импортными операциями и другие документы. Теперь ФТС России не имеет права издавать акты органов валютного контроля.

Во-вторых, подчинение ФТС России в период с 2004 года до мая 2006 года Министерству экономического развития и торговли РФ ни в коей мере не должно было умалять роль ФТС России в сфере контроля за валютными операциями резидентов и нерезидентов, связанными с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ, как специальной структуры по осуществлению контроля и надзора в области таможенного дела, по борьбе с контрабандой и т.д. Это не должно было служить основанием для понижения статуса ФТС России с категории органа валютного контроля до уровня агента валютного контроля. Ведь в аналогичной ситуации входящему в состав Министерства финансов РФ Росфиннадзору Правительством РФ наряду с функциями по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере предоставлены и функции органа валютного контроля.

В-третьих, ФТС России, как и все остальные таможенные органы, не может эффективно выполнять возложенные на нее функции по валютному контролю, не взаимодействуя тесно в первую очередь с банковскими структурами, в том числе с ЦБ России. Это нужно как для принятия нормативных документов по организации взаимодействия между ними в данной области, а для этого статус агента валютного контроля не дает ей права, так и для оперативного взаимодействия таможенных органов и уполномоченных банков по осуществлению валютного контроля за действиями участников ВЭД при перемещении ими товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ и своевременному и полному возвращению финансовых средств в страну.

В период, когда роли ФТС России как субъекта валютного контроля не была еще закреплена ни в новом Федеральном законе № 173-Ф3, ни в Таможенном кодексе РФ, Банк России, как орган валютного регулирования и орган валютного контроля, своими нормативными документами, такими как Положение Банка России от 01.06.2004г. №258-П и Инструкция ЦБ России от 15.06.2004 г. № 117-И, фактически сформировал в Российской Федерации обособленную систему банковского валютного контроля. Данными актами Банк России установил порядок представления резидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации, связанных с проведением валютных операций с нерезидентами по внешнеторговым сделкам, без учета взаимодействия уполномоченных банков и таможенных органов. Эти нормативные акты Банка России практически разрушили ранее достигнутые совместными Инструкциями ЦБ России и ГТК России № 86-И и № 91-И результаты организации взаимодействия между банковскими структурами и таможенными органами по осуществлению таможенно-банковского валютного контроля.

В виду того, что пять лет действия новых Федеральных законов РФ в валютной и внешнеторговой областях, Таможенного кодекса РФ показали необходимость вносить в них изменения о повышении статуса Федеральной таможенной службы России с уровня агента валютного контроля до органа валютного контроля. Это позволит поднять роль ФТС России по контролю за перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ, качество взаимодействия таможенных органов и банковских структур и, соответственно, результативность таможенно-банковского валютного контроля. Предоставление ФТС России статуса органа валютного контроля даст ей право издавать нормативные акты валютного контроля, отнесенные к ее компетенции, в том числе и совместные с другими органами валютного контроля, подобно ранее издававшимся совместным документам ЦБ России и ГТК России по контролю за экспортно-импортными операциями.

Представляется целесообразным внести эти изменения не только в Федеральный закон № 173-Ф3, но и в Таможенный кодекс РФ, чтобы закрепить за ФТС России статус органа валютного контроля, как это было в Таможенном кодексе РФ 1993 года, где валютному контролю, осуществляемому таможенными органами, был посвящен раздел VI, где в статье 198 было зафиксировано, что ГТК России является органом валютного контроля в Российской Федерации, а иные таможенные органы РФ являются агентами валютного контроля, подотчётными ему. В статье 199 определена и компетенция таможенных органов РФ, согласно которой они осуществляли валютный контроль за перемещением лицами через таможенную границу РФ валюты РФ, внутренних ценных бумаг, валютных ценностей, а также за валютными операциями, связанными с перемещением через указанную границу товаров и транспортных средств.

Это исключит необходимость постоянного внесения изменений в Таможенный кодекс РФ, как это делается в последнее время.

Наряду с проблемой повышения статуса ФТС России до уровня органа валютного контроля в настоящее время заслуживает внимания и вопрос создания рационального для современных условий механизма взаимодействия таможенных органов и банковских структур по осуществлению валютного контроля за внешнеторговыми операциями. Почти трехлетняя работа банковских структур и таможенных органов в автономных режимах с очевидностью показала, что разрушение ранее действовавшей системы таможенно-банковского валютного контроля привело к негативным последствиям. В настоящее время уполномоченные банки как агенты валютного контроля, организуют свою деятельность при осуществлении контроля валютных операций в соответствии с Инструкцией ЦБ России от 15.06.2004 г. № 117-И.

Валютный контроль в нашей стране в основном автоматизирован, но каждое ведомство, осуществляющее его, использует не связанные друг с другом информационные системы. Вместо четкого обмена информацией по телекоммуникационной сети взаимодействие таможенных органов и уполномоченных банков реализуется сегодня чаще всего посредством письменных запросов, что не позволяет им осуществлять оперативно валютный контроль и решать возложенные на них задачи в полном объеме. На смену систематическому обмену электронной информацией между данными субъектами валютного контроля теперь пришли запросы по отдельным, сомнительным валютным операциям. Отсутствие определенной системы взаимодействия и обмена информацией между уполномоченными банками и таможенными органами является существенным упущением реализуемой сегодня политики валютного регулирования и требует скорейшей правовой доработки.

В этих условиях представляется целесообразным внести дополнение в ранее названный пункт 6 статьи 22 Федерального закона № 173-ФЗ, поручив разработку установленного порядка передачи уполномоченными банками информации, необходимой таможенным органам для выполнения ими функций агентов валютного контроля, не только ЦБ России, а совместно Правительству РФ и ЦБ России. Тогда этот вопрос можно будет сдвинуть с «мертвой точки», так как Правительство РФ, по мнению автора, больше, чем ЦБ России, заинтересовано в установлении тесного взаимодействия данных структур для наведения порядка в валютной сфере, тем более что ФТС России в настоящее время находится в непосредственном подчинении Правительству РФ.

Во многом большие объемы незаконного оттока капитала из страны в последние три-четыре года можно объяснить разрозненными действиями субъектов валютного контроля, созданных новым валютным законодательством, за осуществляемыми участниками ВЭД валютными операциями. Действительно, в принятом Федеральном законе от 10.12.2003 г. № 173-ФЗ первоначально в качестве агентов валютного контроля были определены только уполномоченные банки. Потом в течение 2004 - 2005 годов в этот закон в качестве агентов валютного контроля были дополнительно включены сначала таможенные, а затем и налоговые органы, т.е. законодатель вспомнил о государственных структурах, контролирующих валютные операции, после коммерческих структур - уполномоченных банков.

Как агенты валютного контроля, уполномоченные коммерческие банки и таможенные органы обязаны тесно взаимодействовать не только между собой, но и с органами и агентами валютного контроля, представляющими другие ведомства.

В виду всех этих изменений следует полагать, что в условиях действия нового валютного законодательства целесообразно было бы создать и новую систему таможенно-банковского валютного контроля, в полной мере используя уже имевшийся положительный опыт таможенно-банковского валютного контроля прошлых лет с учетом современных условий и вновь вернуться к более тесному взаимодействию таможенных органов и банковских структур по осуществлению валютного контроля внешнеторговых операций, внеся необходимые изменения в Инструкцию ЦБ России от 15.06.2004 г. № 117-И. Это позволит повысить качество ТБВК и уменьшит возможность допущения коммерческими уполномоченными банками нарушений, в результате осуществления так называемого «двойного контроля» за валютными операциями.

За основу новой системы взаимодействия таможенных и банковских структур можно взять схему таможенно-банковского контроля. Учитывая то обстоятельство, что в настоящее время в Федеральном законе № 173-Ф3 определены в качестве агентов валютного контроля уполномоченные банки, таможенные и налоговые органы, по мнению автора, представляется целесообразным включить в новую схему ТБВК и налоговые органы, назвав ее системой таможенно-банковско-налогового валютного контроля (ТБНВК). Таким образом, будет замкнута полная цепочка валютного контроля. Уполномоченные банки могут проконтролировать своевременность и полноту поступления в РФ средств по проведенным резидентами и нерезидентами валютным операциям. Таможенные органы осуществляют валютный контроль за действиями участников ВЭД при перемещении ими товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ, а также валюты РФ, внутренних ценных бумаг и валютных ценностей. Налоговые органы обеспечивают валютный контроль внешнеторговых сделок, предметы которых не содержат материально-вещественной формы, полноту поступления в РФ выручки от экспорта работ, услуг, интеллектуальной собственности; государственную регистрацию физических и юридических лиц и их учет; контроль за открытием резидентами счетов за границей и движением средств по ним. В приложении Б данную схему можно представить в следующем виде.

Введение новой системы таможенно-банковско-налогового валютного контроля позволит агентам валютного контроля осуществлять сравнение контрактной стоимости поставленных по экспорту или импорту товаров и поступивших за них сумм платежей, дат платежей и поставок, а также оценивать реальные объемы нерепатриации валютной выручки. Внедрение автоматизированной системы оперативного обмена и обработки информации по проводимым резидентами и нерезидентами валютным операциям позволит заменить ныне действующий механизм взаимодействия агентов валютного контроля посредством письменных запросов по отдельным сомнительным операциям на механизм сплошного автоматизированного контроля, повысить его эффективность и оперативность.

Исходя из этого, ни в коем случае нельзя ликвидировать существующую систему валютного контроля в России, ее необходимо реформировать с учетом задач настоящего времени и ближайшей перспективы. И здесь предлагаемая схема ТБНВК актуальна. С учетом требований Всемирной торговой организации по либерализации внешнеторгового и валютного законодательства, для вступления в нее России, данную схему условно можно назвать таможенно-банковско-налоговый валютный мониторинг (ТБНВМ), отказавшись в стране в законодательном порядке от уголовного преследования участников ВЭД за нарушение правил международной торговли и валютных операций и перейдя к эффективным мерам административного воздействия (предупреждения, штрафы, лишение лицензий и т.д.).

Развивая взаимодействие таможенных органов с уполномоченными банками в решении данной проблемы существенную помощь здесь могло бы оказать укрепление сотрудничества таможенных органов с другими контролирующими структурами по организации валютного контроля за осуществлением внешнеторговых операций.

Учитывая то, что в действующем законодательстве имеются пробелы и противоречия по организации контроля за осуществлением экспортно-импортных операций и внешнеторговых бартерных сделок, а также специфику их проведения и сложность организации контроля за ними выглядит необходимой постановка вопроса об активизации межведомственного взаимодействия в данной области и создании «единого информационного пространства». Речь идет об активном использовании таможенными органами информационных баз ФНС России, Росфиннадзора, Минэкономразвития РФ, МВД России, ЦБ России и других структур в выявлении и пресечении налоговых правонарушений, связанных с проведением внешнеторговых операций.

Автор считает, что с государственной точки зрения назрела необходимость создания в стране единой информационной базы данных, которая бы отражала совершение правонарушений и преступлений в сфере валютного и налогового законодательства, которой могли бы в пределах своей компетенции пользоваться в необходимых случаях правоохранительные и экономические ведомства. Для этого целесообразно создать в стране единый информационно-аналитический центр для ФСБ России, МВД России, Генеральной прокуратуры РФ, ЦБ России, ФНС России, ФТС России, Росфиннадзора, Росфинмониторинга и других заинтересованных ведомств. Дублирования в их работе можно избежать, так как в соответствующих законах и положениях определены преступления и правонарушения, отнесенные к компетенции каждой из данных структур.

Совершенствование информационного обмена с другими компетентными органами может быть обеспечено путем разработки совместных стандартов и методик, определяющих единый порядок и требования к выполнению процедур информационно-оперативного взаимодействия с ними. В связи с тем, что экономические преступления не знают границ, для успешной работы таможенным органам требуется налаживание самых прочных контактов с таможенными и правоохранительными структурами, как в ближнем, так и в дальнем зарубежье.

Добиться уменьшения количества нарушений валютного законодательства можно также путем активизации борьбы с так называемыми «фирмами-однодневками».

Практика работы таможенных органов показывает, что часто внешнеторговые валютные операции совершаются с участием фиктивных предприятий. Простота и доступность регистрации юридических лиц, отсутствие должного учета и контроля за учредителями таких предприятий создают условия, при которых дешевле создать новое предприятие, чем платить налоги (НДС, акциз и таможенные пошлины). Чаще всего они создаются для осуществления крупных одноразовых валютных операций. Рост числа фирм, зарегистрированных на подставных лиц или с использованием подложных документов, утраченных паспортов российских граждан представляют определенную опасность для экономики России. Участвуя во внешнеэкономической деятельности, фиктивные фирмы нередко совершают валютные аферы, подрывая престиж нашей страны.